Севастополь. Памятник затопленным кораблям

Севастополь - ХерсонесВоздвигнут в память о кораблях, принесенных в жертву, чтобы прикрыть Севастополь от вражеских атак с моря.
В нескольких метрах от набережной Приморского бульвара, на трехметровом утесе, сложенном из грубо обработанных гранитных глыб, возвышается стройная коринфская колонна. Её венчает бронзовый орел, распростерший крылья. Склонив голову, он держит в лавровый венок. Надпись на пьедестале гласит: «В память кораблей, затопленных в 1854-1855 гг. для заграждения входа на рейд». Общая высота памятника — 16,66 м. Против памятника, на стене набережной Приморского бульвара, укреплены якоря с затопленных кораблей.
Сооруженный в 1905 г. в связи с 50-летием первой героической обороны, памятник посвящен одному из скорбных и героических эпизодов этой эпопеи.
После высадки в сентябре 1854 г. англо-франко-турецкой армии и поражения русских войск на реке Альме положение Севастополя стало очень тяжелым. Опасаясь прорыва вражеского флота на рейд, атаки с моря, русское командование приняло решение затопить на входном фарватере часть устаревших парусных судов. Огонь береговых батарей и затопленные корабли делали Северную бухту недоступной для вражеского флота.

У семи буйков, обозначивших места последних стоянок, бросила якоря ветераны флота: линейные корабли «Силистрия», «Уриил», «Селафаил», «Три Святителя» и «Варна». Ближе к берегам — один к северному, другой к южному — стали фрегаты «Сизополь» и «Флора». Корабли выстроились почти строго с севера на юг, между Константиновской и Александровской батареями.

Оснастку, которая могла пригодиться, тяжелые корабельные орудии, пороховой запас сняли с кораблей и доставили па берег. Поздней ночью 11 сентября 1854 г. суда были затоплены.

В приказе В.А. Корнилова по флоту от 11 сентября 1854 г. говорилось: «…Грустно уничтожить свой труд: много было употреблено нами усилий, чтобы держать корабли, обреченные жертве, в завидном свету порядке, но надобно покориться необходимости. Москва горела, а Русь от этого не погибла…»

Команды затопленных кораблей, сойдя на берег, пополнили ряды защитников севастопольских бастионов. Высокая флотская дисциплина, воинское мастерство, отвага и мужество служили примером для всех участников обороны. Осадная зима выдалась суровой. Жестокие штормы разрушили преграду из затопленных судов, поэтому в феврале 1855 г. еще шесть старых судов — линейные корабли «Двенадцать апостолов», «Святослав», «Ростислав», фрегаты «Кагул», «Мидия» и «Месемврия» — были пущены на дно бухты между Николаевской и Михайловской батареями (восточнее затопленных ранее). Оставшиеся корабли использовались для артиллерийской поддержки сухопутных войск, некоторые служили госпиталями.

В августе 1855 г., когда русские войска по специально наведенному понтонному мосту перешли через бухту с Южной стороны на Северную, на севастопольском рейде были затоплены остальные корабли Черноморского флота…

Автор памятника долгое время оставался неизвестным. Лишь в 1949 г. в Центральном государственном историческом архиве города Ленинграда был обнаружен список произведений известного эстонского скульптора Амандуса Адамсона (1855-1929), составленный им самим в связи с избранием его действительным членом Академии художеств. В этом списке значится и Памятник затопленным кораблям. Последние исследования выявили участие в создании этого памятника архитектора В.А. Фельдмана и военного инженера О.И. Энберга.

Этот величественный и гордый памятник — один из самых любимых севастопольцами и гостями города.